Родившись в семье бедняка в урочище Овата Бага-Чоносовского аймака, в хотоне из семи кибиток, с его слов, «в самой дырявой из них, прокопченной и пропахшей кизячьим дымом», в пять лет оставшись без матери, «…заморыш-человек, оборвыш-пастушонок по найму пас овечек», но, поднявшись из самых низов, стал народным поэтом Калмыкии, первым лауреатом премии комсомола Калмыкии им. Героя Советского Союза Э. Деликова.

Десятого апреля Константину Эрендженову  исполнилось бы 105 лет.

Учитель В. М. Семченко  не предвидел, когда своего ученика, нареченного при рождении именем Ботхон (верблюжонок), над которым потешались ровесники, доводя до слез, сжалившись, назвал Константином, что тот прославит это имя, войдя в плеяду писателей, восторженно принявших все советское: переход к оседлости, ликвидацию неграмотности, перемены в общественном сознании. Его называли степным самородком, комсомольским поэтом.

В Нацархиве хранится личный фонд К. Эрендженова.  В нем - сведения о жизни, творчестве, переписка с переводчиками, композиторами, работавшими с ним, с коллегами из других республик, городов, рукописи, записные книжки с адресами и телефонами редакций журналов и газет, в которых публиковались его стихи (журналов «Дружба народов», «Аврора», «Дон», газет «Советская Россия», «Литературная газета» и др.). Документы  фонда отражают линию его жизни: бывший никем батрак учится в аймачной школе, в ШКМ им. Т. Юрковой, в 1930 г. поступает в Саратовский университет, но республика нуждалась в кадрах, и с 3-го курса он был отозван на работу.

С 1931-го по 1937-й годы вышли его первые книги – сборник стихов «Сокрушительная победа» (с Ц. Леджиновым), повести «Песня чабана», «Поощрение». Заведовал отделом культуры и искусства газеты «Улан хальмг», был ответственным секретарем  правления Союза писателей Калмыкии. Незабвенной радостью называл участие в I съезде писателей СССР, был принят в Союз писателей СССР. В дни съезда состоялась встреча писателей Калмыкии с А. Горьким, оказавшим большое влияние на их творчество.  Сохранилось  восторженное описание  работы съезда, в котором К. Эрендженов уделил несколько строк выступлению Бруно Ясенского, секретаря Международного объединения революционных писателей, автора романа «Человек меняет кожу»

Женился, родился сын Менктур. Он называл эти годы счастливыми: издается сборник стихов «Степная искра», поэта избираются членом ЦИК КАССР, депутатом Верховного Совета КАССР. Но наступил 1937 год - К. Эрендженов и Б. Ясенский, как и многие другие, став жертвами тоталитарного режима, оказались в одном лагере на Колыме. Об этом периоде жизни не сказано ни в автобиографии, ни в школьных учебниках. Объяснение простое: время замалчивания огромного пласта истории страны длилось более полувека. А ведь это 20 лет отлучения от родных, творчества.  В запредельных условиях лагеря поэт  работал печником, сапожником, санитаром. Пишет, что раз в неделю вывозили трупы на кладбище. Как-то, устав, хотел протащить один из них, но услышал грозный окрик лагерного врача, который, подойдя, произнес: «Человек меняет кожу». Так он понял, что это Б. Ясенский. Они похоронили его.

Он  валил лес, добывал золото, был награжден знаком «Отличник Дальстроя НКВД СССР», намыв 27 кг этого металла. О пережитом писал без надрыва, «трудностям не поддавался, выполняя план, не унывал, жил надеждой, все это считал комсомольской закалкой». На Колыме понял, что «человек вправе выбирать …путь, чтобы доказать свою ничтожность или величие духа. В этом выборе – смысл жизни человека…». Не знаю, это высказывание мудрого человека в духе времени или искренняя вера в идеалы, ведь были же  непоколебимо верившие. Может, это давало силы выстоять?

 Есть такая запись: «29/IX-56 г. Москва. В эти дни надо мною засияло счастливое солнце правды и справедливости… реабилитирован».

Он включился в работу по восстановлению культуры республики, работал в редакциях республиканских газет, на радио. В 1958 году был направлен преподавать родной язык студентам калмыцкой студии при Ленинградском театральном институте. Многие из них, выросшие в Сибири, не знали языка. Поэт отдавал им много личного времени, о чем свидетельствуют сохранившиеся  планы  индивидуальных занятий. Эти студенты впоследствии стали гордостью калмыцкого театра – А. Сасыков, С. Яшкулов, К. Сельвина, А. Кекеева, И. Уланов, С. Мучиряев, Б. Шагаев и другие. Вернувшись из Ленинграда, работал в книжном издательстве, закончил Высшие литературные курсы при Литинституте им. Горького, был консультантом Союза писателей КАССР и, конечно, писал. Издано около 40 книг, в том числе главная – «Береги огонь»

Замечу, что личные фонды обогащают биографии деталями. Так, о том, что книга К. Эрендженова «Шаги по огненным тюльпанам» есть в библиотеках Конгресса США и Гарвардского университета, узнаем из пометки автора «с удовольствием послал 2 экз.» на  письме из библиотеки им. М. Салтыкова–Щедрина с просьбой выслать книгу. Сохранились сценарии телепередач «Калмыцкое народное творчество», в которых поэт рассказывал о быте народа, ремеслах, играх, фольклоре, обычаях, которые хорошо знал.

Понимая, что многое теряется безвозвратно, хотел этим делиться. С интересом прочла об охоте на волков. Сегодня охотятся на машинах, с ружьями, а наши предки шли на них с плеткой, на верблюде, а не лошади, используя шапки. Почитайте, это интересно. Он давал пояснения многим терминам, обрядам, приглашал других знатоков. К слову, о чае и протяжной песне рассказывал Санджи Каляев.

Надо отметить, что поэт был и собирателем фольклора. В фонде есть песни, записанные у С. У. Лиджиевой, сказки, записанные в 1933 году у М. Убушиева из Сарпинского улуса.

Все, что он знал, собирал, рассказывал в телепередачах, нашло воплощение в его книге «Золотой родник». Он вошел бы в историю калмыцкой литературы, написав только одну эту книгу, передающую поколениям национальный опыт нравственных ориентиров, некий моральный кодекс народа, складывавшийся веками.

Работая с фондом,  многое  вспомнила,  узнала и главное - захотелось читать на родном языке, образном, интонационно точном. Взяла повесть «Ангучин кёвюн». Все понимаю! Спасибо поэту – и моему деду А. М. Каджиеву, Бага-Чоносу, в котором выросла и в котором всегда была языковая среда.

Светлана БОГАЕВА,

главный архивист отдела Нацархива РК

На территории республики, как известно, эксплуатируются пять оросительно-обводнительных систем (Сарпинская, Калмыцко-Астраханская, Право-Егорлыкская, Черноземельская, Каспийская). При этом инвентаризация орошаемых земель проводилась уже давно, в 2009 году, и сегодня требует уточнений. Напомним проблематику: в ежегодном послании Народному Хуралу РК, Глава РК поставил задачу – довести площадь  орошаемых земель до 45 тыс. га. В связи с чем при профильном министерстве создана рабочая группа по инвентаризации всех лиманных сенокосов республики. Какие задачи стоят перед группой – обсудили на рабочем совещании (7 апреля) с участием заместителей министра сельского хозяйства РК Эрдни Кектышева, Сергея Антонова, директора Калмыцкого филиала ВНИИ гидротехники и мелиорации им. А. Н. Костякова Эльвиры Дедовой, представителей АПК РМО, Калммелиоводхоза.

В 2009 году проект инвентаризации выполнял филиал ВНИИ гидротехники и мелиорации вместе со специалистами Минсельхоза РК. Устанавливали состояние лиманного, регулярного и инициативного орошения. Работали по двум направлениям: выявление состояния орошаемых участков, есть ли поливная часть (есть ли насосы), и выкладывали рекомендации для восстановления конкретного орошаемого участка, потребности и затраты. Во всех районах проводилась работа с выездами по всем участкам, проверялись наличие договоров на определение собственника, кадастровые номера с картами, схемами.

по определению собственника того или иного участка с записями кадастровых номеров, проверялись наличие договоров на определение собственника.

По мнению Э. Дедовой, работы по инвентаризации лучше проводить поэтапно, начав с земель лиманного орошения. В этом году в Минсельхозе РК создано управление лиманного орошения, которое совместно с рабочей группой и займется  инвентаризацией.

Участники совещания высказали свои предложения по проведению этого важного мероприятия, определили состав рабочей группы, примерные источники финансирования, направления и сроки выполнения.

Только после инвентаризации будет ясна конкретная картина состояния земель в республике, какие орошаемые участки или технические сооружения подлежат реконструкции или восстановлению, за счет каких ресурсов будут увеличены площади лиманов. Актуальным остается вопрос по обеспечению оросительной водой, многие сельхозпроизводители увеличили бы площади, но, по словам специалистов, опасаются несвоевременной подачи и недостаточного объема воды.

Вера МАНЖУСОВА

7 апреля в зале заседания правительства РК торжественно отметили 95-летие со дня рождения народного поэта Калмыкии, Героя Социалистического Труда, лауреата государственных премий, депутата Верховного Совета КалмАССР и СССР Давида Никитича Кугультинова.

Талантливая многогранная личность поэта вместила, вобрала всю эпоху, чутко передав голоса свидетелей времени. И строки поэта «Я должен быть свидетелем того, что происходит...» из драматической постановки «Я помню прошлое…» (Нацтеатр им. Б. Басангова, режиссер Алексей Сарангов) стали прологом  торжественного вечера. Заслуженный деятель науки РК, литературовед Андрей Бадмаев, посетовав, что творчество «нашего калмыцкого  феномена» невозможно изложить в выступлении, решил следовать примеру поэта, который не следовал шаблонам: «Я не буду излагать, как полагается, его биографию, а коснусь лишь его могучей поэзии». И далее он читал стихи Кугультинова, начав с чеканных строк «Джангар» калмыцкий читаю//дедов бессмертную славу…». Перейдя на прозу поэта о величии калмыцкого эпоса, Бадмаев подчеркнул, что эта народная мудрость была основой и вечным вдохновителем поэта: «Два знаковых символа Калмыкии – «Джангар» и поэтическая вершина Кугультинов – в моем сознании неразделимы и нерасторжимы. Это основы духовности калмыков. Художественное пространство калмыцкого феномена всеохватывающе. Сотни прекрасных строк его - лирических, эпических, нравственных, гражданских, философских - о сути бытия скреплены горячей кровью поэта, его острым цепким умом».

Глава РК Алексей Орлов, приветствуя собрание почитателей поэта, подчеркнул: «Давид Никитич, в первую очередь, это, конечно, историческая личность. Историческая личность  только по одной простой причине -  вся жизнь Кугультинова вобрала в себя судьбу нашего народа. Это и воин, верный сын Отечества, гражданин, политик, общественный деятель, ученый, и это все относится к Кугультинову. Говоря о его следе в истории Калмыкии,  нужно в первую очередь говорить о его гражданской позиции,  которую Давид Никитич проявил в сложные годы жизни нашего народа, нашей страны в целом. Он был преданным патриотом своей родины, преданным патриотом своей нации. Говоря о Давиде Никитиче как об ученом, надо поставить его в ряд с великими пушкиноведами, с теми, кто занимался исследованием поэзии Пушкина.  Говоря о Кугультинове как о политическом деятеле, нельзя забывать его жесткую, порой сложную, но такую нужную всем нам позицию в отстаивании интересов республики на съездах депутатов Верховного собрания Советского Союза. Говоря о его воинском пути, нельзя не вспомнить его - солдата Великой Отечественной войны, ушедшей, но незабываемой в истории наших народов».

Но особо запомнились личные воспоминания Алексея Маратовича: «Мне посчастливилось жить рядом в одном дворе с мамой Давида Никитича. Я вспоминаю его трогательное отношение к своей  маме - бабушке Ане, которая сидела на лавочке. Я вспоминаю, как мы  видели, что он, уже будучи в преклонном возрасте, так трепетно, по-нежному относился к своей маме. Я вспоминаю Аллу Георгиевну, их истинно настоящую любовь. Это человек, который положил на стол ради него комсомольский билет, связал с ним свою судьбу, еще не зная, кем он будет».

В зале было немало молодежи, и, наверное, в большей степени к ним обращался глава, говоря, что «мы все открываем Кугультинова по-разному и по-своему»: «И это очень здорово,  я верю, что нынешнее поколение, поколение грядущее извлечет из творчества, из жизни Кугультинова свое. И это «свое» всегда будет только хорошим и позитивным». Литературную премию имени Давида Кугультинова А. Орлов вручил члену Союза писателей России, заведующей кафедрой русской и зарубежной литературы КалмГУ им. Б. Городовикова Римме Ханиновой и молодому поэту, пишущему на калмыцком языке, Эрдни Бадмаеву. Кстати, Эрдни, который работает фельдшером на скорой помощи (закончил Калмыцкий медколледж) и учится на отделении филологии КалмГУ, совсем недавно был героем нашей заметки «Соприкосновение с лирой» («КС», 15 марта) Напомним читателям, что литературная премия имени Давида Кугультинова учреждена Указом Главы РК в 2012 году и вручается «за вклад в развитие отечественной культуры, сохранение и развитие калмыцкого языка и калмыцкой литературы». Она также вручается молодым поэтам, чтобы помочь им проявить свой талант и получить общественную поддержку. Отрадно, что на торжествах поэту, вместе с представителями исполнительной, законодательной власти, работниками ведомств присутствовала молодежь Калмыкии и со сцены стихи Давида Кугультинова читали студенты Колледжа искусств им. Чонкушова и юный Саша Джеваков.

Вера МАНЖУСОВА    

 

Счетчик посещаемости и статистика сайта