Воспользуемся ли мы методом «языкового гнезда»?

Сколько уже можно говорить с высоких трибун и убеждать друг друга в том, что нужно сохранять и учить родной язык? И ладно б только говорить, но зарабатывать на этом какие-то политические или иные дивиденды, на наш взгляд, сегодня просто преступно. Кто мы без языка, без нашей культуры? Парадоксально, но больше этим вопросом озадачены совсем не те, кто живет в республике. Только выехав за пределы республики, начинаешь осознавать свою идентичность, а также свою ущербность и неполноценность от того, что не знаешь свой родной язык, историю, культуру. Неужели необходимо уехать за тысячи километров, чтобы понять, что наш язык, культура, история не хуже, а может, и много богаче, чем иные?

Доказано: для того, чтобы язык полностью вышел из употребления, достаточно трех-четырех поколений. По мнению специалистов, из 150 языков, существующих в современной России, далеко не все переживут XXI век. Авторитетные лингвисты предполагают, что в нынешнем веке, скорее всего, исчезнет более двадцати языков  коренных малочисленных народов Севера, Сибири, Дальнего Востока, Дагестана. Таких языков как алеутский, айнский, камасинский, керекский, сиреникский, югский уже нет. Эскимосский, нивхский, кетский, ульчский, орокский, орочский, негидальский, нанайский, науканский, удэгейский, алюторский, ительменский, энский, юкагский языки находятся буквально на грани исчезновения.

Когда умирает язык, «не спрашивай, по ком звонит колокол». Эта «смерть» означает, что мир лишился еще одного способа думать, видеть и чувствовать мир вокруг себя. Умирает не язык, умирает целый космос.

Что же делать? Необходимо объединяться в кружки и общества, занимающиеся возрождением национального языка, прикладывать усилия для создания курсов изучения. Есть хорошо апробированный метод «языкового гнезда». Эта методика была придумана тридцать лет назад новозеландскими аборигенами маори. Ядро методики очень простое: воспитателями в детские сады набирали стариков-носителей – и запрещали им говорить с детьми по-английски. Когда дети говорили по-английски, воспитатели отвечали им на маори. За четыре года сада дети начали говорить на маори свободно - и язык был спасен. Эта методика успешно зарекомендовала себя в Финляндии и других странах. Самый потрясающий пример – язык острова Мэн. Это остров между Британией и Ирландией, где говорили на собственном языке, относящемся к кельтской группе. К семидесятым годам там остался один старик-носитель. И они успели...

В России этот метод дает положительные результаты в Карелии, Удмуртии и других регионах. Языковое гнездо – это детский сад для детей языкового меньшинства, созданный для освоения языка меньшинства в условиях, когда передача его из поколения в поколение в семейных условиях невозможна. В Карелии эксперимент оказался успешным: дети стали понимать язык и даже говорить на нем.

Эта деятельность может увенчаться успехом и у нас. Если наши дети и молодежь будут знать язык, поймут значимость языка как важнейшей составляющей калмыцкой культуры, язык будет жить, а значит, и народ будет жить. Но чтобы они поняли, это сначала должны понять мы.

Евгений БЕМБЕЕВ

Фото: Убуш КОВШАНОВ

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после их проверки.


Защитный код
Обновить

Счетчик посещаемости и статистика сайта