Родившись в семье бедняка в урочище Овата Бага-Чоносовского аймака, в хотоне из семи кибиток, с его слов, «в самой дырявой из них, прокопченной и пропахшей кизячьим дымом», в пять лет оставшись без матери, «…заморыш-человек, оборвыш-пастушонок по найму пас овечек», но, поднявшись из самых низов, стал народным поэтом Калмыкии, первым лауреатом премии комсомола Калмыкии им. Героя Советского Союза Э. Деликова.

Десятого апреля Константину Эрендженову  исполнилось бы 105 лет.

Учитель В. М. Семченко  не предвидел, когда своего ученика, нареченного при рождении именем Ботхон (верблюжонок), над которым потешались ровесники, доводя до слез, сжалившись, назвал Константином, что тот прославит это имя, войдя в плеяду писателей, восторженно принявших все советское: переход к оседлости, ликвидацию неграмотности, перемены в общественном сознании. Его называли степным самородком, комсомольским поэтом.

В Нацархиве хранится личный фонд К. Эрендженова.  В нем - сведения о жизни, творчестве, переписка с переводчиками, композиторами, работавшими с ним, с коллегами из других республик, городов, рукописи, записные книжки с адресами и телефонами редакций журналов и газет, в которых публиковались его стихи (журналов «Дружба народов», «Аврора», «Дон», газет «Советская Россия», «Литературная газета» и др.). Документы  фонда отражают линию его жизни: бывший никем батрак учится в аймачной школе, в ШКМ им. Т. Юрковой, в 1930 г. поступает в Саратовский университет, но республика нуждалась в кадрах, и с 3-го курса он был отозван на работу.

С 1931-го по 1937-й годы вышли его первые книги – сборник стихов «Сокрушительная победа» (с Ц. Леджиновым), повести «Песня чабана», «Поощрение». Заведовал отделом культуры и искусства газеты «Улан хальмг», был ответственным секретарем  правления Союза писателей Калмыкии. Незабвенной радостью называл участие в I съезде писателей СССР, был принят в Союз писателей СССР. В дни съезда состоялась встреча писателей Калмыкии с А. Горьким, оказавшим большое влияние на их творчество.  Сохранилось  восторженное описание  работы съезда, в котором К. Эрендженов уделил несколько строк выступлению Бруно Ясенского, секретаря Международного объединения революционных писателей, автора романа «Человек меняет кожу»

Женился, родился сын Менктур. Он называл эти годы счастливыми: издается сборник стихов «Степная искра», поэта избираются членом ЦИК КАССР, депутатом Верховного Совета КАССР. Но наступил 1937 год - К. Эрендженов и Б. Ясенский, как и многие другие, став жертвами тоталитарного режима, оказались в одном лагере на Колыме. Об этом периоде жизни не сказано ни в автобиографии, ни в школьных учебниках. Объяснение простое: время замалчивания огромного пласта истории страны длилось более полувека. А ведь это 20 лет отлучения от родных, творчества.  В запредельных условиях лагеря поэт  работал печником, сапожником, санитаром. Пишет, что раз в неделю вывозили трупы на кладбище. Как-то, устав, хотел протащить один из них, но услышал грозный окрик лагерного врача, который, подойдя, произнес: «Человек меняет кожу». Так он понял, что это Б. Ясенский. Они похоронили его.

Он  валил лес, добывал золото, был награжден знаком «Отличник Дальстроя НКВД СССР», намыв 27 кг этого металла. О пережитом писал без надрыва, «трудностям не поддавался, выполняя план, не унывал, жил надеждой, все это считал комсомольской закалкой». На Колыме понял, что «человек вправе выбирать …путь, чтобы доказать свою ничтожность или величие духа. В этом выборе – смысл жизни человека…». Не знаю, это высказывание мудрого человека в духе времени или искренняя вера в идеалы, ведь были же  непоколебимо верившие. Может, это давало силы выстоять?

 Есть такая запись: «29/IX-56 г. Москва. В эти дни надо мною засияло счастливое солнце правды и справедливости… реабилитирован».

Он включился в работу по восстановлению культуры республики, работал в редакциях республиканских газет, на радио. В 1958 году был направлен преподавать родной язык студентам калмыцкой студии при Ленинградском театральном институте. Многие из них, выросшие в Сибири, не знали языка. Поэт отдавал им много личного времени, о чем свидетельствуют сохранившиеся  планы  индивидуальных занятий. Эти студенты впоследствии стали гордостью калмыцкого театра – А. Сасыков, С. Яшкулов, К. Сельвина, А. Кекеева, И. Уланов, С. Мучиряев, Б. Шагаев и другие. Вернувшись из Ленинграда, работал в книжном издательстве, закончил Высшие литературные курсы при Литинституте им. Горького, был консультантом Союза писателей КАССР и, конечно, писал. Издано около 40 книг, в том числе главная – «Береги огонь»

Замечу, что личные фонды обогащают биографии деталями. Так, о том, что книга К. Эрендженова «Шаги по огненным тюльпанам» есть в библиотеках Конгресса США и Гарвардского университета, узнаем из пометки автора «с удовольствием послал 2 экз.» на  письме из библиотеки им. М. Салтыкова–Щедрина с просьбой выслать книгу. Сохранились сценарии телепередач «Калмыцкое народное творчество», в которых поэт рассказывал о быте народа, ремеслах, играх, фольклоре, обычаях, которые хорошо знал.

Понимая, что многое теряется безвозвратно, хотел этим делиться. С интересом прочла об охоте на волков. Сегодня охотятся на машинах, с ружьями, а наши предки шли на них с плеткой, на верблюде, а не лошади, используя шапки. Почитайте, это интересно. Он давал пояснения многим терминам, обрядам, приглашал других знатоков. К слову, о чае и протяжной песне рассказывал Санджи Каляев.

Надо отметить, что поэт был и собирателем фольклора. В фонде есть песни, записанные у С. У. Лиджиевой, сказки, записанные в 1933 году у М. Убушиева из Сарпинского улуса.

Все, что он знал, собирал, рассказывал в телепередачах, нашло воплощение в его книге «Золотой родник». Он вошел бы в историю калмыцкой литературы, написав только одну эту книгу, передающую поколениям национальный опыт нравственных ориентиров, некий моральный кодекс народа, складывавшийся веками.

Работая с фондом,  многое  вспомнила,  узнала и главное - захотелось читать на родном языке, образном, интонационно точном. Взяла повесть «Ангучин кёвюн». Все понимаю! Спасибо поэту – и моему деду А. М. Каджиеву, Бага-Чоносу, в котором выросла и в котором всегда была языковая среда.

Светлана БОГАЕВА,

главный архивист отдела Нацархива РК

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после их проверки.


Защитный код
Обновить

Счетчик посещаемости и статистика сайта