Это строчка из стихотворения Д. Кугультинова. Мне кажется, что именно так шла по жизни Мария Музгиновна Мучиряева, заслуженная артистка Калмыкии и России. Все эти регалии были много позже, и путь к ним был непростой.

У нее не было профессионального образования - в 19 лет пришла в театр из художественной самодеятельности и навсегда вошла ярким явлением в историю калмыцкого театра, хотя казалось, ничего не предвещало ее пути актрисы.

Родилась Мария Музгиновна в 1940 году в с. Шобшур Черноземельского улуса, как следует из ее личного дела, хранящегося в Нацархиве, в фонде драмтеатра. Отец  погиб на войне, мама умерла по пути в Сибирь, через два года умерла бабушка, и остались они с братом вдвоем. Хлебнули сиротскую долю сполна: Мария ходила по домам в поисках ночлега, спала, если впускали в дом, на соломе, свернувшись, как щеночек, в лучшем случае на скамейке у печи. Если же никто не впускал, а было и такое, то шла на совхозную конюшню, где засыпала, прижавшись к теплому боку какой-нибудь скотины или зарывшись в сено. Это и закалило малышку, и научило понимать людей по их взгляду. «Кююня нюд хяляж», - говорят калмыки, и не дай бог испытать такое чувство никому, а уж в том ее возрасте…

Ровесники пошли в школу, а она не могла, у нее были «важные дела», которые ее кормили: кому-то мыла полы, доила коров , чистила хлев, присматривала за детьми младше себя, в общем, работы хватало. Желание же учиться было велико, и она между делами забегала в школу, учителя, спасибо им, находили ей место для занятий, таким образом удалось закончить начальную школу. Дальше училась в вечерней школе, днем работала на лесозаводе.

Но она не озлобилась, хотя всю жизнь помнила свои детские страдания и, думаю, не физические, а боль детской души, о чем свидетельствуют строки из ее стихотворения:

…энкр элгн-садм,

Ончрхдм керглсн болхнт

Орчлн эргж йовхтм

Орулад авсн болхнт…

И, как вспоминает заслуженный артист Калмыкии С. М. Мучиряев, супруг Марии Музгиновны, когда они получили первую квартиру, то был у них матрац, который, можно сказать, не убирался никогда, так как на нем поперек часто размещались по 5-6 человек из п. Артезиан, в котором по возвращении из Сибири она жила и работала путевым рабочим на железнодорожной станции.

В 1958 году перешла на работу в столовую, а потом по совету знакомой решила переехать в Элисту.

В июле 1958 года была принята рабочей Стройуправления №2, в мае 59-го переведена в КПП «Калмстрой», работала на строительстве старого аэропорта, педучилища, а по вечерам бегала с подругой в городской Дом культуры, где были они активными участницами агитбригады.

И вот тут в ее жизнь вмешалось то самое «однажды», которое случается в жизни каждого и с которого часто начинается множество перипетий, меняющих судьбу.

Так, в августе 1959 года наша республика широко отмечала 350-летие добровольного вхождения в состав России, и агитбригада ДК принимала участие в праздничном концерте постановкой отрывка из пьесы Нимгира Манджиева, в котором участвовала М. Чалакова (девичья фамилия Марии Музгиновны). Игра девушки понравилась Михаилу Хонинову, в то время директору театра, и он пригласил ее на работу. Не сразу приняла решение Мария Музгиновна, боялась, сомневалась, сможет ли играть на профессиональной сцене? И 19 ноября 1959 г. в ее трудовой книжке появилась запись «принята актрисой вспомогательного состава калмыцкого драмтеатра», а в марте 1960 г. следующая - «Переведена в основной состав. Актриса-травести».

Она переиграла все роли мальчиков и девочек: мальчик Патра в спектакле «В поисках счастья» А. Сусеева (1959 г.), Деляш в спектакле «Случай, достойный удивления» Б. Басангова (1959 г.) и дальше многочисленные Петька, Васька, Инжр, Димка… В фонде театра хранятся программки спектаклей разных лет. Так, в программе драмы в 3-х действиях Г. Мамлина «Обелиск», поставленного в 1966 г., значится, что пятиклассника Мишу играла М. Мучиряева. Ей было уже 26 лет! Кого только она не играла! Старую зайчиху, сороку, ведьму, царицу, уборщицу. Список можно продолжить. А первой ее, так сказать, «взрослой» ролью была роль Глаши в спектакле «Девушка с веснушками» по пьесе Успенского.

Вся ее творческая биография – подтверждение того, что, хотя актерскому мастерству и обучают в специальных учебных заведениях, все же артистом надо родиться, и тогда случается то волшебство, которое мы, зрители, ждем и, собственно, за ним и идем в театр.

Мария Музгиновна - «дочь полка», воспитанница театра. С благодарностью и особой теплотой она вспоминала об артистах старшего поколения, принявших ее, делившихся знаниями, опытом. И со временем добрые советы, наставления Б. Б. Бальбаковой, У. Б. Лиджиевой, Н. П. Баденовой, Б. Б. Мемеева, Б. М. Морчукова, самообразование, которым актриса занималась постоянно, ее природное дарование, неудержимый темперамент, народность, какой-то необъяснимый дар притяжения сделали свое дело: ей, начавшей путь актрисы с амплуа травести, стали подвластны любые роли, да так, что слова известного реформатора театра «Не верю!» никак к ней не относились. А ведь известно немало примеров, когда этот театральный термин-амплуа сыграл с актерами злую шутку. Мария Музгиновна же с возрастом как-то незаметно перешла к ролям острохарактерным, комедийным и так их исполняла, что за ними не видно было труда артистки, а ведь каждая роль - это бесконечный внутренний диалог с собой, это создание облика своего героя, придание ему каких-то черт, привычек. У нее была только ей известная своя творческая лаборатория, в которой она создавала свои роли, не разделяя их на маленькие и большие, на главные и второго плана. Она так перевоплощалась и импровизировала - а тут уж Мария Музгиновна – мастер! - что любая роль становилась значимой и заметной даже в самом маленьком эпизоде, и зрители верили ей, сопереживали, грустили, удивлялись, смеялись, следили за ее игрой, затаив дыхание.

Думаю, поклонники ее таланта помнят многие роли из классического и современного репертуара - жрицу в трагикомедии «Забыть Герострата», Марину Тимофеевну из спектакля «Дядя Ваня» А. Чехова, Харисову в спектакле «Тринадцатый председатель» Абдуллина, Нерину в «Плутнях Скапена» Ж. Мольера, мадам Мантодуан в «Французских водевилях» Э. Лабиша. А разве можно забыть ее в спектаклях «Колыбельная», «Где же ты, корова?», «Выходили бабки замуж»? Работа актрисы в этих спектаклях последних лет была восторженно принята не только зрителями нашей республики, но и зрителями и жюри многих фестивалей. Мария Музгиновна - лауреат фестиваля национальных театров России «Федерация-92», проходившего в Чебоксарах, награждена дипломом российского фестиваля «Голоса истории» (г. Вологда, 1993 г.), признана лучшей актрисой на международном фестивале в Финляндии, в котором участвовали театры из Франции, Швейцарии, Польши.

Более 100 ролей сыграно ею. И как сыграно! К примеру, прокручивая счетчик лет, понимаю, что помню ее глуховатую Бугу в спектакле «Случай, достойный удивления». Это сколько же лет прошло? Конец 70-х-начало 80-х прошлого столетия. Сегодня я уже бабушка, посещающая театр с внуком, помню еще студенткой ту ее роль, словно это было совсем недавно.

А с каким удовольствием многие смотрели миниатюры театра «Зара», где созданные ею персонажи были настолько жизненны, что мы узнавали в них знакомых, родных, себя.

Творческие люди всегда находятся в саморазвитии. Думается, что именно поиск новых форм самовыражения, общения со зрителем привел Марию Музгиновну к исполнению ут дун - протяжных песен, одного из древнейших жанров калмыцкого песенного творчества, к сожалению, сегодня редко звучащего.

Каждая песня жанра – это отдельный рассказ о том или ином факте, событии из истории нашего народа, об укладе жизни наших предков, о взаимоотношениях людей, о традициях. Их необыкновенная мелодичность, проникновенные слова не могут не волновать, не вызвать ответных эмоций у тех, кто знает родной язык. И исполнять их может только владеющий языком, а значит, человек, понимающий, о чем поет. Мария Музгиновна прекрасно знала родной язык, даже писала на нем стихи. Не знаю, много ли их. Из тех, что были опубликованы, одно и удивило, и раскрыло актрису с другой стороны. Так бывает, иногда какая-то деталь быта меняет наше представление о человеке. Удивило, что стихотворение посвящено свекрови. Много ли мы знаем примеров такого посвящения? Может быть, это единственный случай. Это стихотворение открывает нам еще и человеческий талант актрисы, ее умение ценить и помнить добро, умение быть благодарной:

... «кююкм», - гиж тевряд,

Кетляд гертян оруллат…

… ээлтя сяяхн седклитн

Альк насндан мартхув.

Марии Музгиновны не стало 20 ноября 2004 г. Прошло 12 лет, но зрители помнят о ней и вспоминая, улыбаются. Такой запомнилась.

Светлана БОГАЕВА,

главный архивист отдела Нацархива РК

Счетчик посещаемости и статистика сайта