Скольких слов не отроешь и не откроешь, когда на дворе двадцать первый век. Педанты и филологи-консерваторы, конечно, их не приемлют. У них один железный аргумент: такого слова в словарях нет. Как правило, им весело пытаюсь оппонировать, что появление новых слов неизбежно, поскольку язык живой, он дышит, чувствует, реагирует. Он способен устаревать и обновляться, болеть и выздоравливать, зарождаться и, что самое страшное, умирать. Чего ни одному на белом свете языку не пожелаешь.

В прошлом году мне сделали шикарный, казалось бы, подарок – Большой универсальный словарь, в котором собрано «30 000 наиболее употребительных слов». В предисловии говорилось, что словарь создавался более 20 лет. Вот, думаю, сбылась мечта идио… ой, «гуманитария» хотела сказать. Отныне что ни слово, любому отыщется толкование.

Пришло время смотреть. По мере поступления вопросов уточняю значение отдельных лексем. Например, ищу увлекательно понятие «экшен». А словарь хоть и нем, а говорит, как живой: «Нет таких, Светлана, как вас по батюшке, Вячеславна, слов». Тогда ищу «ресепшн» - тож проехали. «Функционер» – листай дальше. «Триллера» и того не оказалось. «Квадроциклов», понятно, не имеется – видимо, до Москвы не дотянули и сгинули где-то на трассе Париж – Дакар. Зато есть «мопед». Согласны. Употребительно, пронизано духом ушедшего времени, в каждой семье у кого-нибудь, да был мопед. Когда-то. У нас, например, дома был. Теперь их норовят сменить скутеры и прочая мототехника. Эх, мопед, мопед. Сто лет ему в обед. Грозит на пенсию уйти.

Не отыщешь днем с огнем слов «твитнуть», «инстаграмить», «месседжить», «селфить» и можно долго продолжать о-очень употребительные слова, но в словарях они не появятся в ближайшую четверть века. А когда появятся, не мудрено, что их место в пространстве займут другие понятия и явления, а значит, каждому из тех глаголов вместе с будущим словарем, в котором их поселят, можно будет сказать доверительно: «Знаешь, пока ты спал...»

Понимаю, что иные словечки, мягко говоря, своими назвать сложно, чтобы в великий и могучий их вписывать. Но они есть. И отрицать их невозможно, ведь «панталоны, фрак, жилет, всех этих слов на русском нет». И вообще, много чего нет на русском.

Долгое время, например, в СССР не было секса. А чего нет, то ни графического, ни звукового отражения иметь не должно. Но пришло время, жизнь привнесла к нам это дурацкое словцо, оно ж таки проникло на нашу территорию и «секс-символ» – уже не ругательство, а титул в определенных кругах среди людей искусства. 

Кстати, у меня сбылась другая не заветная, но мечта – переехала в Подмосковье. Все хорошо, одна беда, стала «подмосквичкой». И уже сама, как ярый блюститель чистоты языка, говорю им, «ну нет же такого слова в словаре, не по-русски это звучит». Хотя умом и сердцем понимаю, что любой ребенок вполне может задуматься: «Как это нет? Подоконник есть, а подмосквички нет». В том-то и дело, что человек – не подоконник какой. Человек должен звучать гордо…

Есть подозрение, что слово это придумали сами новоявленные «подмосквичи». Прежде собственно москвичи их звали коротко и ясно – лимитой. Теперь понятия нет, а слово в усеченном виде приобрело иные значения, те же иностранные легионеры. Голь на выдумки хитра, вот и придумали бедные люди сей незатейливый эвфимизм, используя так называемую внутреннюю форму слова лишь для того, думаю, чтобы не «москалями» звали. Ладно, если так, согласна хотя бы на родственных «подмосковчан». А еще лучше «московитов». И все-таки, как ни зовись, а в фолианте на три десятка тысяч слов нет ни одного производного от прекрасного и емкого слова «Москва». Как и много чего еще, самого что ни есть употребительного.

 

Счетчик посещаемости и статистика сайта